Старинные способы шитья книжного блока.

J.A. Szirmai

(перевод с англ.)

Историков переплетного дела всегда больше привлекала внешняя отделка книги, а не техника ее переплета. Наши знания о старинных переплетах очень скудны из-за того, что ученые практически не интересовались изучением методов переплета, а также потому, что огромное количество старинных переплетов было утрачено в процессе ремонта книг, который зачастую не был жизненно необходим. Крупные библиотеки, как правило, обладают лишь небольшим количеством старинных книг в оригинальных переплетах, поэтому наши сегодняшние знания основываются лишь на фрагментарных исследованиях. Цель данного документа – кратко рассмотреть историю кодексов с упором на технику и механику переплетов.

Появление кодексов.

Кодексы пришли на смену древним свиткам, вероятно, в первые века христианской эры, хотя существуют косвенные свидетельства более раннего их появления, такие как изображения на каменных барельефах

Рождение кодекса

Кодекс заменил древний свиток, вероятно, в первые века христианской эры, хотя есть некоторые косвенные археологические признаки раннего появления, такие как изображения на каменных рельефах Ранне-хеттской империи, что соответствует 6 — 8 веку до нашей эры. Наиболее ранними кодексами, дошедшими до нашего времени, являются книги из раскопок в Египте, датируемые, как правило, 3-4 вв. н.э. Чаще всего они являются поврежденными или фрагментированными. Зачастую оригинальные переплеты заменялись новыми, а отсутствие исследовательского интереса привело к тому, что не осталось даже записей об оригинальных переплетах и их структуре.

Используя немногочисленные сохранившиеся фрагменты, мы с определенной степенью достоверности можем попытаться реконструировать основные характерные черты ранних многотетрадных книг. Тетради сшивались цепным стежком, проходящим через центральный фальц тетради.

Шитье блоков

Рисунок 1. Различные схемы цепного стежка. A. Шитье Евангелия Стонихерста (конец VII века) по данным Р. Пауэлла и П. Уотерса ; B. Типичная схема шитья исламского переплета; С. Схема шитья коптского или византийского / греческого переплета.

Нить, которой шился блок, также часто использовалась для крепления крышек к блоку. Т.к. эта схема шитья распространилась по всему образованному миру, появились различные вариации цепного стежка (рис.1). Так, например, при шитье эфиопского молитвенника нить проходила только через два соседних прокола. Аналогично сшито Евангелие Стонихерста, датируемое концом VII в. А книжные блоки византийских/греческих книг прошивались одной нитью, независимо от количества проколов. В исламских государствах также использовали технику цепного стежка.

Однако этот популярный способ шитья имел свои недостатки. Основной из них – слабое крепление крышек. Шитье «цепочкой» использовалось на протяжении многих столетий, но прочность нити, как правило, оказывалась недостаточной, чтобы выдерживать постоянные механические нагрузки, что приводило к отрыванию крышек. Другим принципиальным недостатком данного способа шитья является то, что плоский корешок книги со временем выгибался внутрь, соответственно деформировался и передний обрез.

Следствием стал переход к способам шитья блоков с использованием «опоры».

Опорное шитье и крепление крышек.

Озабоченность переплетчиков слабостью крепления крышки к блоку при помощи той же нити, которой шился блок, послужила причиной того, что блоки стали шиться либо двойной нитью (в ранних коптских кодексах), либо увеличивалось количество проколов в тетради (в византийских/греческих кодексах). Исследования Берта фон Реджротера показали, что, возможно, результатом поиска вариантов усиления прочности шитья и крепления крышек стало введение в цепной стежок шнуров, вокруг которых формировались узлы стежка. Эксперименты на моделях показали, что при таком варианте шитья прочность крепления крышек существенно возрастает. По большому счету, полученная структура шитья очень напоминает шитье ранне-каролингских кодексов. Таким образом можно предположить, что шитье на шнуры – это эволюция цепного стежка с введенной в него поддерживающей основой (рис.2).

Шитье блока

Рисунок 2. Возможное происхождение основы шитья блока (B) в качестве укрепления цепного стежка (A).

К сожалению, эта гипотеза не имеет документального подтверждения. Исследования Боззачи, который озвучил данную версию, основаны на образцах, датируемых Х-XI вв, в то время как известны примеры опорного шитья ранне-каролингских кодексов, датируемых VIII в. К сожалению, показательных образцов того периода не сохранилось, поэтому датировка появления опорного шитья книжных блоков является белым пятном в истории переплета.

Материал опоры для шитья и способ крепления опоры к крышкам изменялись с течением времени. Исследование средневековых переплетов в библиотеке аббатства Сент-Галль показали, что переплеты эпохи ранних Каролингов шились на льняные или пеньковые шнуры, позже появились книги, сшитые на кожаные ремни, еще позже сыромятная кожа сменилась кожей растительного дубления. В XV столетии снова становится популярным шитье на пеньковые шнуры (возможно, прочность кожи растительного дубления была признана не слишком высокой). Параллельно с экспериментами по материалу основы шитья шли и эксперименты по способу крепления крышек. Приблизительно до конца XII в. использовался «каролингский» вариант, на смену которому пришел вариант «романский». Оба этих варианта предусматривали введение шнуров в крышку через торец крышки. К XV веку появился «готический» вариант крепления, при котором шнур крепился к крышке через скошенный край (рис.3). Хотя введение основы в шитье блока существенно повысило прочность переплетов, способы крепления крышек зачастую имели свои слабые места.

Шитье блока

Рисунок 3. Три основных метода крепления крышек. A. «Каролингский» (шнур, входящий в торец крышки и закрепленный петлей); B. «Романский» (кожаные полосы, входящие в торец крышки и закрепленные деревянным штифтом); С. «Готический» (шнур или кожаная полоса, пропущенные через скошенную кромку крышки, закрепленные деревянным штифтом)

Шитье блока

Рисунок 4. Хронология использования различных материалов для швейной основы, по исследованиям 206 оригинальных переплетов, хранящихся в библиотеке аббатства Сент-Галль. IX – XV вв.

 

Стабильность кругленого корешка

Конечно, мы не можем знать, насколько библиофилы прошлых времен были обеспокоены тенденцией деформации корешков книг. Возможно, такие вопросы появились в то время, когда книги стали размещаться вертикально на книжных полках, а не горизонтально в шкафах, или на наклонных пюпитрах. Наиболее ранние образцы, показывающие озабоченность переплетчиков этой проблемой, можно датировать XIV-XV вв. Именно тогда появились переплеты, корешок которых был усилен пластинами из рога, дерева или жесткой кожи. Иногда для укрепления шитья блока стандартной «цепочкой» использовались латунные стержни (XVI в). Различные эксперименты подобного рода продолжались на протяжении нескольких веков, но их успех был ограничен: укрепленный корешок затруднял свободное полное раскрывание книги.

Переплеты с деревянными крышками, скорее всего, обеспечили наилучший вариант избежать провисания переднего обреза и использовать край крышки для поддержки шарнира. Эволюцию кругленого корешка хорошо иллюстрирует исследовательский проект библиотеки Сент-Галль. Для определения формы корешка был разработан простой инструмент: прозрачная пластина с пятью круглыми сегментами, радиусом от 20 до 320 нм. Этот шаблон позволил точно измерять кривизну корешков исследуемых книг. Результаты исследования переплетов с IX по XV приведены на диаграмме 5.

Шитье блока

Рисунок 5. Изменения формы корешка 206 средневековых переплетов в библиотеке аббатства Сент-Галль с 9-го по 15-й век. Плоский корешок: 0. Вогнутый корешок: от -1 до -5. Кругленый корешок: от +1 до +5.

Исследования коллекции аббатства Сент-Галль ясно показывают, что плоский или, как следствие деформации, вогнутый корешок является характерной чертой переплетов эпохи Каролингов, а кругленые корешки появились уже в XIII веке.

Кругление корешка является следствием утолщения корешковой части книжного блока, вызванного толщиной нити, использованной для шитья через центральный фальц тетрадей. Утолщение корешка зависит от толщины нити, плотности бумаги и количества тетрадей в блоке. Трудно сказать, какой именно из этих факторов послужил предпосылкой для появления кругления корешка. Для шитья блоков, особенно в поздние периоды Средневековья, использовались нити до 2 мм толщиной. Возможно, это сыграло свою роль в возникновении такой операции, как каширование корешка. Во всяком случае, на корешках книг этого периода явственно видны следы ударов молотком, что говорит о намеренном круглении.

Утолщение корешка, создаваемое швейной нитью, не могло превышать определенный уровень, поэтому прочность шитья достигалась за счет не увеличения толщины нити, а за счет дополнительных стежков, расположенных вокруг швейной основы. Также для укрепления перепета стал использоваться костный клей, наносимый на корешок. Он не только скреплял между собой тетради блока, но и служил основой для кожи, обтягивающей корешок, что также помогало фиксации формы корешка и повышало общую прочность переплета.

Кругленый корешок стал отличительной чертой книг XV века (см.рис. 6). Эта операция стала одной из основополагающих в переплетном деле. Именно правильное кругление корешка придало книгам позднейших эпох бОльшую механическую прочность.

Шитье блока

Рисунок 6. Диаграмма, показывающая эволюцию формы корешка от ранних плоских корешков кодексов (A), путем постепенного округления (B, C) к корешку с «грибком» около 1500 г. Последний вариант корешка дополнительно проклеивался, в отличие от ранних корешков.

Форма корешка и раскрываемость книги

Основная функция книги, т.е. ее простая полная раскрываемость, в большой степени зависят от формы и механических характеристик корешка. Появление складки, именуемой шарниром, стала одной из отличительных черт кодекса. Коптские, каролингские и эфиопские переплеты (рис.7А) отличались плоскими корешками, не укрепленными никакими дополнительными проклейками, которые позволяли листам книги свободно укладываться в раскрытом блоке, но при этом создавали дополнительное напряжение в шитье.

Кругленые корешки и их армирование делают раскрываемость книги более сложным механическим процессом. «Плечико», создаваемое ударами молотка по корешку, формировало некую форму рычага, хорошо заметную на поперечном сечении книжного блока (Рис.7 В). В результате блок раскрывается не плоско, как в предыдущем примере, что приводило к большому напряжению в корешке, зачастую переламывая его. Кругленый корешок меньше переламывается, хотя и «плоское раскрывание» книги в данном случае сложнее. Плоский корешок подразумевает большую нагрузку не только на корешок, но и на фальцы тетрадей. При кругленом корешке нагрузка приходится не на фальц (одно из слабых мест), а на «плечико» блока. При этом, скругленная форма корешка не только обеспечивает меньшую нагрузку на корешок и фальцы. Если плоский корешок книги, которая часто открывается/закрывается рано или поздно принимает вогнутую форму, то кругленый корешок почти всегда принимает первоначальный вид.

Не стоит упускать из вида, что плоский корешок пергаментной книги не менее прочен, чем скругленный корешок книги бумажной. С переходом от печати на пергаменте к печати на бумаге, кругленные корешки стали более востребованными за счет меньшей нагрузки на «слабое место» — фальцы бумажных тетрадей.

Шитье блока

Рисунок 7. Форма корешка и раскрываемость книги. A. Полное и плоское раскрытие ранних кодексов (корешок, как на рисунке 6 A); B. Ограниченное раскрытие книги с закругленным армированным корешком (формы корешка, как показано на рисунке 6 C или D). Сопротивление зависит, в частности, от степени округления, угла плечика, толщины армирующего и клеевого слоя и эластичности покрывной кожи.

Пергаментные манускрипты со скругленным корешком

Появление переплетов со скругленным корешком – большой шаг в развитии кодексов, но для первых книг эта технология стала губительной. Многочисленные примеры показывают, что в XV в. многие ранние кодексы подверглись замене переплета на более «современный». В частности, в библиотеке Сент-Галль находятся книги того периода, которые приблизительно в 1462 году были подвергнуты мелкому ремонту. Но наряду с этим, около 120 каролингских кодексов получили новые переплеты, естественно, по «новой моде», т.е. с круглеными корешками. И только 115 переплетов сохранили свои оригинальные переплеты.

Манускрипты с замененным переплетом сильно пострадали от такой «реставрации»: пропала свободная полная раскрываемость, т.к. скругленный корешок с тщательным армированием и проклейкой такому раскрытию сопротивляется – возникает ощущение, что книги утратили свою душу! К тому же, проклейка корешка наносила ущерб и пергаментным страницам книг. Животный клей подвержен физическим изменениям в зависимости от климатических условий, что приводило к большему износу страниц. Это – печальное свидетельство того, что переплетчик XV века утратил понимание того, что важно и нужно для сохранения манускрипта: фальцы зафиксированы клеем, пергамент деформирован выколоткой плечика и т.п. Иными словами, средневековой рукописи дали переплет, абсолютно для нее не предназначенный.

К сожалению, эта тенденция сохранилась и в более позднее время. Переплетчики каждого временнОго периода старались переплести рукописи так, как диктовала их современная мода или желание владельца. Тысячи рукописей утратили оригинальные переплеты, что никогда не шло на пользу книге.

 

Ошибки прошлого — что делать?

Вышеприведенный пример пергаментных рукописей, переплетенных с утратой оригинальных особенностей, приводит к неутешительным мыслям. Во-первых, мастера прошлого совершили непоправимую ошибку, основываясь на пожеланиях заказчиков, а не на знании истории переплета. Достаточно взглянуть на некоторые причудливые переплеты XVII – XIX вв. Легко понять, что движущей силой становились пожелания владельца, а не понимание того, что нужно данной конкретной книге. Веяния моды, эстетические предпочтения владельцев книг, отсутствие исторических знаний у переплетчиков – все это становилось причиной уничтожения оригинальных переплетов. И переплетчики, на которых оказывалось определенное давление, шли на сделку с совестью: дешевые материалы, примитивное шитье, малая прочность которого компенсировалась большим количеством клея на корешках – все это удовлетворяло желания заказчиков, но уничтожало оригинальность и самобытность переплетов. Какова бы ни была причина появления таких «реставраций», сегодня такой подход создает массу проблем для реставраторов.

Основа данной дилеммы проста и понятна: реставратор должен восстановить книгу в соответствии с ошибками его предшественника? Или восстановить книгу в ее первозданном виде, исправив ошибки прошлых переплетчиков? Должен ли реставратор восстанавливать первоначальную, изначально ошибочную, структуру книги, или должен переплести книгу так, как подсказывают ему его знания? По приведенным выше примерам, когда оригинальная структура книги приносилась в жертву «новым веяниям» (кругление корешка, армирование, проклейка) мы можем видеть, насколько вредной является подобная практика.

Существуют случаи, когда наше знание истории переплета не позволяет принять то или иное решение, т.к. нет статистики по переплетам данного периода времени. Например, преимущества «глухого» корешка (покровный материал приклеивается непосредственно на корешок) по сравнению с корешком на гильзе. В первом случае «глухой» корешок позволяет книге полностью раскрываться (рис.8А), но деформация покровного материала, имеющая место при этом, разрушительно действует на позолоту корешка. Использование корешка с гильзой эту проблему решает, т.к. корешковая часть книги и корешок переплета между собой жестко не связаны. Но корешок на гильзе является причиной другого типа напряжения: при открывании книги корешковые края сторонок движутся навстречу друг другу, а корешок становится своего рода пружиной, противодействующей их сближению.

Механика этих конструкций переплетов никогда тщательно не изучалась, поэтому реставраторы в своих работах руководствуются, как правило, личными предпочтениями – худшим аргументом в работах подобного рода. Требуется глубокое изучение конструкций переплетов с точки зрения физики и механики, чтобы не просто делать тот или иной вид корешка, а понимать его назначение.

Шитье блока

Рисунок 8. Эффект «глухого» корешка (A) или корешка на гильзе (B) при раскрытии книги. В A. Корешковые края сторонок движутся навстречу друг другу (см.стрелки), что облегчает страницам полное раскрывание. Сопротивление зависит только от механических свойств листов тетрадей и армирования корешка блока. В В – полый корешок переплета выполняет роль пружины, противодействующей сближению сторонок, в результате чего ухудшается раскрываемость книги и возникает дополнительное напряжение в области шарнира.

Если Вы нашли опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста с этой ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

Николай Кушнир

Автор и идейный вдохновитель популярного паблика "Ручной переплет, ремонт и реставрация книг" в социальной сети ВКонтакте.

Вам также может понравиться...

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: