Чтобы переплет не молчал

Книжный переплет – интересный предмет. Он почти все рассказывает о содержащейся в нем книге – имя автора, заглавие, место и год издания указаны не только на титульном листе, но, как правило, и на корешке переплета, при этом относительно самого себя переплет хранит молчание, как скромный спутник своей разговорчивой пассии-книги.

Сделать так, чтобы переплет заговорил и раскрыл время, место, особенности его изготовления – задача, которая каждодневно стоит перед исследователем переплета. Для ее решения необходимо проанализировать технику шитья, вид покрытия, рисунок шрифтов тиснения, водяные знаки форзацной бумаги и многие другие элементы переплета.

Когда работаешь с фондом крупного книгохранилища и, просматривая десятки, сотни таких интересных и при этом «молчаливых» переплетов, вдруг встречаешь тиснение или наклейку с названием мастерской – это всегда большая радость и настоящее открытие. Ведь обнаружение подписи придает переплету совершенно особый статус, позволяет максимально точно привести его датировку, место его изготовления, а главное указать авторство. Изучение подписей на переплетах позволяет исследователям формировать круг работ мастеров прошлых эпох, а нередко и возвращать в историю переплетного искусства забытые имена переплетчиков.

По очевидным причинам, мы почти никогда не найдем авторских подписей на переплетах богослужебных книг и на реставрационных переплетах. Имя мастера также не обнаружить на большинстве простых или иначе говоря «обиходных» переплетов разных стран и эпох. Но даже если обратиться к качественным «владельческим» переплетам (то есть, изготовленным по частному заказу) или к переплетам художественным XVIII–первой половины XIX века, клеймо переплетной мастерской так же остается редкостью.

Схожая ситуация всегда была в мире декоративно-прикладного искусства. Предмет, имеющий помимо художественной еще и утилитарную направленность, в восприятии заказчиков и самих мастеров зачастую не относился к «чистому» искусству, в связи с чем размещать авторскую подпись на нем было неуместно. Исключение составляли крупнейшие мастерские и мануфактуры.

a1 - Чтобы переплет не молчал

Пример обиходного переплета начала XX века с подписью переплетчика на форзаце (шрифтовой штемпель).

Отношение к подписному переплету в России начинало меняться со второй половины XIX века. Имена переплетчиков на книгах этого периода встречаются все чаще. Более того, сложилась несколько парадоксальная ситуация. По наблюдениям исследователя в области истории русского переплета М.Б. Золотовой, переплетные мастерские, в которых было принято использование ярлыков с указанием своего названия, «последовательно снабжали ими не только «роскошные», но и обычные полукожаные и полуколенкоровые переплеты» (Золотова М.Б. Московский индивидуальный книжный переплет конца XIX–нач. XX века: дис. канд. ист. наук. М., 2006. с. 61). То есть, на одной книжной полке мы можем наблюдать художественные переплеты высокого качества без подписи и рядовые обиходные переплеты с указанием мастерской.

В чем причина такого различия в подходах? М.Б. Золотова отмечает, что по уставу о промышленности 1893 года «клеймение или неклеймение российских разного рода фабричных и мануфактурных изделий предоставляется на волю каждого производителя» (Золотова М.Б. Там же. с. 47).

Очевидно, что, когда размещение подписи на переплете перестает быть чем-то недопустимым по нормам корпоративной этики, на «волю каждого производителя» в этом вопросе влияют разные причины, от пожеланий заказчика до личных мотивов самого переплетчика.

Осенью 2016 года в группе «Ручной переплет» обсуждалось отношение к размещению подписей на переплетах. Участники группы высказали разные мнения, некоторые оказались убеждены, что подписывать свои работы сегодня – это признак тщеславия, другие переплетчики не видят в этом ничего плохого, но подписывают только отдельные свои работы – например, те, которые предназначены для подарка, или просто свои самые лучшие переплеты. Опрос некоторых мастеров, не входящих в группу «Ручной переплет», не показал принципиального иного отношения к этому вопросу. Часто на вопрос, ставит ли мастер подпись на свои переплеты, слышится ответ: «пока не ставлю… Не дорос еще».

Необходимо признать, что в целом, современные российские переплетчики крайне редко подписывают свои работы. Однако никто из них не спорит с тем, что подписные переплеты столетней давности – это история, достойная изучения. В этом контексте совершенно справедливым оказывается мнение одного из членов группы «Ручной переплет» – «если не подписывать сегодня, не будет истории переплета в будущем».

Как мы уже упомянули, в истории русского переплета XIX–XX веков эта проблема существовала всегда, и сегодня вопрос «ставить или не ставить подпись» также стоит перед мастером.

Если переплетчик убежден, что он не должен подписывать свои работы, и это убеждение сродни позиции иконописца – такая позиция достойна уважения и вряд ли стоит переубеждать мастера. Но если основная причина подчеркнутой анонимности своих работ – «я еще не дорос до этого», то размещение своего имени на переплете, на наш взгляд, как раз и может помочь дорасти до желаемого уровня мастерства. Известно, что для достижения успеха в каком-либо деле, крайне важно восприятие себя как профессионала. Например, художники, даже начинающие, подписывают каждый рисунок, каждый эскиз, это воспринимается совершенно естественным и не вызывает удивления.

Одним из этапов в процессе признания себя переплетчиком (мы не говорим об уровне, мы говорим о виде деятельности) может стать подпись своих работ. Наклейка, золотое тиснение на корешке, конгревный оттиск  – история переплетного искусства предоставляет нам массу примеров, вдохновляясь которыми каждый мастер может выработать уникальный способ подписи своих переплетов.

Варианты подписей переплетчиков представлены по фондам Научной библиотеки МГУ имени М.В. Ломоносова.

 

Если Вы нашли опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста с этой ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

Анна Маркова

Место работы: Научная библиотека МГУ имени М.В. Ломоносова, Отдел редких книг и рукописей. Гл. библиотекарь. Специальность: историк.

Вам также может понравиться...

6 комментариев

  1. Как по мне, подпись (знак) переплетчика необходим. Сам я рисую, и под каждой работой подписываюсь. И дело даже не в тщеславии, а в ответственности, возможно и в качестве проделанной работы. Помню в Питере кирпичи перебирали в старых зданиях, так там на каждом кирпиче фамилия мастера или название мастерской. Какое уж тут тщеславие, если кирпич никто и не увидит в стене. А вот знак качества мастера, и ответственность, — это да.

    • Согласен, тут речь не о тщеславии, а о степени ответственности. Раз человек поставил свое клеймо на своей продукции — значит он за нее отвечает по полной программе.

      Другой вопрос вот в чем. Мы большинство книг делаем на заказ. Рад ли будет заказчик увидеть на своей книге «новодельное» клеймо? Если изначально речь идет о замене переплета «без претензий», то вопросов нет, можно и проклеймить. А если человек заказывает реставрацию старого переплета? Если изначальный переплет (от которого сохраняется 90%) был какой-то другой мастерской? Ставить клеймо? Нет? Вроде бы и наша работа, а вроде и нет… Вот и реши тут…

      • Конечно, реставрация и пожелания заказчика вносят свои коррективы. На реставрационных переплетах подпись переплетчика быть не должна. А что касается заказчиков, у меня в фонде попадаются совершенно идентичные русские переплеты первой трети XIX века, один — с подписью, а другой — без подписи, хотя очевидно, что их делал один мастер. Дело в том, что на книге без подписи размещен книжный знак владельца. Уверена, что владелец поставил условие — если есть мой суперэкслибрис, то больше ничье имя не должно быть на переплете.

  2. Тоже считаю, что на новые переплеты можно ставить некое обозначение о мастере/мастерской …
    Интересно, а кто-нибудь из участников нашего Сообщества ставит на свои работы такие подписи? ))

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: